Важные заявления от председателя Управления по делам религии Гёрмеза...

 
Председатель Управления по делам религии профессор Мехмет Гёрмез был гостем прямого эфира на программе «Искеле Санджак» телеканала «Канал 7». 
В программе председатель Гёрмез обсудил актуальную повестку дня, а также многие такие вопросы как нынешнее состояние исламского мира, гуманитарная трагедия в Сирии и Алеппо, терроризм, ФЕТО, сообщества и братства.
Внизу приводятся некоторые основные моменты беседы председателя Гёрмеза с ведущим программы «Искеле Санджак» и представителем канала 7 в Анкаре Мехметом Аджетом:
«2016 год стал, возможно, одним из самых трудных годов в истории человечества...»
2016 год стал, возможно, одним из самых трудных годов в истории нашей страны, региона и всего человечества. 2016 год стал годом, когда тень насилия и войны падала на все стороны, безжалостность присутствовала везде, совершались массовые убийства, убивались невинные дети, женщины. Если взять мир, Вселенную как единое целое, то каждый из нас в ответе за это. Это зло касается каждого на свете. В этой связи мы должны молить, чтобы наш Господь простил нас – человеческую семью. Чтобы не дал пережить этот год еще раз. Вина лежит не на времени. Все большие грехи и зло совершают люди.
«Мы не должны ограничиваться лишь выражением сочувствия семьям мучеников...»
2016 год стал, когда в нашей стране и народе стало много мучеников. Еще до 15 июля жестоко убивались люди в больших городах Юго-Восточной Анатолии. И 15 июля 248 наших братьев отдали свою жизнь перед танками, чтобы защитить право народа. После 15 июля наши страдания не прекратились. Во многих места были убиты невинные люди. Недавно были взрывы в Стамбуле и Кайсери. На операции «Щит Евфрата» есть мученики. Всем нашим мученикам прошу милосердия. Желаю выздоровления нашим раненым. Семьям мучеников желаю терпения, стойкости. Мы не будем считаться выполнившими свои обязанности лишь выражением соболезнования и сочувствия семьям мучеников, прошением милосердия мученикам и выздоровления раненым. Я обращаюсь к каждому члену нашего народа. Дети этих семей стали мучениками не только для себя, для своей семьи и страны, а для всех нас. Мы все признательны им. Мы все должны стать их детьми. Мы должны все собраться, чтобы они забыли о своей боли.
«Как люди, мы все несем ответственность за Вселенную...»
Каким был мир и исламский мир в 2016 году? Если прислушаться к Священному Корану, то неправильно делить мир на стороны. Неправильно делить мир на запад и восток, на север и юг. Мир есть одно целое. Аллах есть Господь и запада и востока, и севера и юга. Верующие, с точки зрения зла и добра, обязаны видеть мир как одно целое. Когда совершается гнет на самом дальнем углу мира, то об этом должен знать каждый человека даже в самом отдаленном от этого места регионе. Он обязан предотвратить этот гнет. Мы живем в одном мире. Мы дети одной земли. Живем под одним небом. Живем на одной планете, мы дети досточтимых Адама и Евы.   Говоря словами досточтимого Али: «Мы либо равноправны в сотворении, либо братья по вере».  В таком случае мы все ответственны за Вселенную, прежде чем говорить об исламе и братстве по вере. Наш Господь сотворил эту Вселенную, чтобы все люди вместе благоустраивали ее.
«Исламский мир в 2016 году не смог быть «исламским миром»...»
Исламский мир в 2016 году не смог быть «исламским миром». Мир ислама является миром мира. Там, где нет мира, нет исламского мира. Там, где небезопасно, не может быть веры. Если есть вера, то там есть и безопасность. Поэтому чтобы называть одно место исламской землей, географией, миром, недостаточно там лишь бытия людей, кто совершает намаз, читает азан и верит в Аллаха. Те, кто там поклоняется Аллаху, совершает намаз и читает азан, одновременно должны возвести торжество справедливости и милосердия ислама. Они должны претворить в жизнь мир, веру и безопасность ислама. Видите, что со всех столиц поднимается огонь и дым? Сколько семейных очагов разбито! Сколько детей осталось сиротами! Сколько осталось вдов! Сколько разрушенных городов! Цивилизации уничтожены. Год прошел в таком негативе. Пусть Господь простит человечество за эти совершенные грехи, и не дает нам еще раз пережить такие годы и времена, когда господствовали жестокость, насилие и войны.
«Каждый верующий, живущий в этом регионе, является хранителем надежды...».
У человечества, народов, культур, цивилизаций и общин бывают трудные времена. Когда мы смотрим на нашу цивилизацию и историю ислама, когда мы, как народ, смотрим на нашу собственную историю, видим, что всегда были трудные времена. В начале этого столетия у нас были большие трудности. В средние века, когда сошлись времена нашествия монгол и крестоносцев, были большие трудности. Но прошедшие годы тоже были непростыми. Каждый верующий, живущий в этом регионе, является хранителем надежды. Пусть Всевышний Господь подарит нам 2017 год, когда восторжествуют мир, красота, милосердие и справедливость. И мы оставим позади все, что произошло, получив урок истории и назидание.
«Наш славный народ показал, что человечество в Алеппо не умерло и не умрет...»
Запуская кампанию «Не дайте человечеству умереть в Алеппо», мы немного колебались. Наш народ борется, с одной стороны, с болью и тоской по погибшим сыновьям и дочерям, и с другой стороны, предательством изнутри и извне. Старается завязать раны от внутренних террористических сетей. Несмотря на все это, наш славный народ показал, что человечество в Алеппо не умерло и не умрет. Есть одна важная вещь, которая способна преобразовать пессимистичную картину в оптимистичную. Это неравнодушие нашего народа, который несмотря на свою нужду и тяжелое положение, только по одному нашему маленькому призыву «Не дайте человечеству умереть в Алеппо» встает и помогает. Это великая вещь. Да хранит Аллах этот славный народ! Только в эту пятницу этот народ собрал 63 млн. в помощь. Недавно на одном из собраний, когда я проходил мимо одной женщины, она передала маленькую записку. Я подумал, что это прошение о помощи и потому взял ее бумажку.  Немного спустя, я открыл эту записку. Там было кольцо.  Я начал читать записку и на мои глаза навернулись слезы. «Уважаемый председатель, я замужем уже 13 лет. Я хочу передать это кольцо, которое является символом нашего 13-летнего брака, детям Алеппо, для которых мы являемся единственной надеждой. Да хранит вас Аллах!»  Можно привести сотни таких примеров. Когда другие разрушают Алеппо, когда люди, которые говорят, что они мусульмане, разрушают этот красивый город Алеппо, Алеппо досточтимого Закарии, большой и красивый город, основанный сподвижниками, убивают детей, каждый член этого народа протягивает руку помощи.
«Сегодня террор является видом войны глобального зла, которое не признает мораль и право...»
Сегодня террор является видом войны глобального зла, которое не признает мораль и право. Он предстает перед нами как метод войны для уничтожения всех идентичностей. Сегодня террор вытаскивает из истории на свет все такие болезни как сектантские войны, расизм, межплеменная вражда и ненависть, гнев, месть, враждебность. Современный терроризм  атакует не только сегодняшний день. Современный терроризм сеет семена распрей, раскола и раздора, которые уничтожат будущее на этих землях, подвергнут опасности мир будущих поколений, а также негативно скажется и на нас.
«Самым большим террором является не сам по себе террор, а отождествление террора с исламом...»
Когда мы думаем об отношениях с религией, то крупнейшей жертвой терроризма является сама религия. Самым большим террором является не сам по себе террор, а отождествление террора с исламом. Потому что самой большой жертвой терроризма является ислам, отправленный на землю как последняя милость Аллаха. Глобальное зло использует это как метод современного колониализма. При оценке этих событий неправильно искать только внешние причины. Неправильно искать только и внутри. Мы должны устранить и причины, которые исходят от нас.
«Те, кто дает фатву на атаки смертников, делают величайшее зло для ислама...»
Пытаться называть безнравственные и противозаконные акции смертников «истишхадом», давать на такое действие фатву, является злом, еще большим, чем действия этих убийц и извергов. Они узаконивают эти преступления, уничтожают такое великое понятие как «джихад», и тем самым делают наибольшее зло для ислама. Это не имеет никакой связи с исламом и исламской историей. Это состояние безумия присуще тем, кто потерял смысл его жизни, потерял цель сотворения, связь с Аллахом, веру. Такое могут творить только зараженные нигилистической идеологией люди. Пусть никто не ищет это в страницах истории, между строками книг мазхабов. Нет такого. Невозможно связывать состояние безумия современного века, структуру ума нигилистической идеологии, которая утратила причину бытия жизни и превратила безжалостность в идеологию, с религией, исламом, историей ислама.
«Нет никакой разницы между убийцами в Алеппо и убийцами в Кербеле. Нет никакой разницы между угнетенными в Алеппо и угнетенными в Кербеле...»
Сектантские войны не являются причиной грязных войн в этом регионе, а лишь результатом. Это является лишь рецидивом болезней, возникающих в подсознании поколений, выросших в тени таких войн, такой невежественности, которая впиталась в их подсознание. Разве нет вопроса мазхабов?  Он есть. Где он? Если один изверг, потерявший чувство милосердия, убивает детей в Аллепо, разрушает Аллепо и говорит, что мстит за Кербелу, притом записывает все это на видео и распространяет по миру, то все это невозможно назвать полностью сектантской войной. Таким же образом, если один террорист ИГ режет людей и твердит, что мстит всем шиитам, то мы все вместе свидетельствуем, как борьба за власть и выгоду превратилась в сектантскую войну. Тогда как Алеппо не может быть реваншем Кербелы. Нет никакой разницы между убийцами в Алеппо и убийцами в Кербеле. Нет никакой разницы между угнетенными в Алеппо и угнетенными в Кербеле. Угнетатель есть угнетатель. У притеснителя не спрашивают религию и мазхаб.
«Ахл-и сунна является основным путем, а не мазхаб...»
Мы говорим, что на протяжении всей истории идем по главному пути ислама, который строит цивилизации. То есть мы не смотрели на жизнь, Вселенную, человека через узкие формы мазхаба. Для нас семьдесят два народа одинаковы. Мы воспитали Юнуса, Мевлану, Хаджы Бекташа Вели. Путь, по которому мы идем, никогда не называли путем одного мазхаба. Мы признали это как главный путь ислама, который строит цивилизации. Есть одна вещь, на которую уважаемый президент делает акцент в эти трудные времена: У меня нет такой религии как суннизм или шиизм. У меня есть религия под названием ислам. В это трудное время, когда в этом регионе все начали объявлять друг друга неверными, эта страна и руководители этой страны должны продолжать говорить об этом. Ахл-и сунна не является мазхабом. Ахл-и сунна является главным путем. И есть принципы, которым научил нас этот путь. Мы не объявляем людей киблы неверными. Ни одного брата, который поклоняется Милостивому, не объявляем неверным.
«Если есть все еще люди, которые с чистыми помыслами верят в ФЕТО, если осталась частичка мудрости и проницательности в его сердце, то пусть пересмотрит ситуацию...»
Отныне дата 15 июля будет поминаться этим народом как очень важный поворот, как важный краеугольный камень в своей истории. Это очень важно, что народ в ту ночь защитил свое право, каждый член этого народа написал легенду героизма. Дата 15 июля будет вписана в историю Управления по делам религии как важная дата. Они заслуживают одобрения сплочением со ста тысячью волонтерами религии с народом, своими «сала», которые поддерживали силу сопротивления народа. Я благодарю Аллаха за «азаны» и «сала», которые заставили замолкнуть перевороты. 15 июля – это не просто переворот. Это попытка вторжения. Это само по себе предательство. 15 июля имеет важное значение в истории страны, Управления по делам религии и истории религии. Потому что попытка переворота была предпринята ложной религиозной структурой, с ложной религиозной риторикой. И потому это важная тема в истории религии, с точки зрения, как причин, так и результата, над чем будут рассуждать и писать многие теологи.
Я обращаюсь к каждому члену нашего народа. Если есть еще наши граждане, наши люди, кто с чистыми и наивными помыслами каким-то образом до сих пор верит в эту структуру, и если осталась в их сердцах частичка от нее, то пусть, пожалуйста, пересмотрят свои мысли и чувства с дарованными нам исламом мудростью, проницательностью, дальновидностью.  
«Представители глобального зла во всем мире открыли школы, которые воспитывают колониальную интеллигенцию, которая, в свою очередь, с мыслями о насилии будет укреплять колониализм...»
Когда мы смотрим на изменения в нашем регионе в 2000-х годах, то видим следующую картину. Советский Союз распался, и появилось много независимых мусульманских стран и общин. Официальный колониализм в  Африке исчез, появилось много мусульманских стран и общин. В Европе иммигранты-мусульмане стали гражданами стран и создали там оседлые массы. Ислам стал растущей мощью во всем мире. Представители глобального зла против этой мощи в этих регионах послали две вещи: идеи и мысли насилия на Ближний Восток и школы, которые призваны вырастить колониальную интеллигенцию, которая усилит способности колониализма.
«Неправильно оценивать сообщества и секты вместе с ФЕТО...»
Религиозные структуры, религиозные образования, религиозные социальные формирования существовали на протяжении всей истории как реальность жизни. Они еще до создания Республики были известны как секты. То есть суфистские толки были известны как секты. В современное время некоторые структуры стали называть себя сообществами. Таким образом, на протяжении всей истории нашей Республики, более традиционные образования стали известны как фонды, неправительственные организации, ассоциации, и проводили свою деятельность под такими названиями. После 16 июля неправильно оценивать все эти структуры вместе с ФЕТО. Если одна структура предала свое собственное общество, родину, направила танки на общество, бомбила свой парламент, совершила зло глобального масштаба, создала новую религию, новое понимание, неправильное понимание, то неправильно, несправедливо, жестоко на основании этого оценивать все религиозные сообщества в   этой категории. Это не означает, что религиозные и социальные сообщества, цель которых состоит в служении религиозной и духовной жизни общества, не совершали ошибок. Конечно, у них есть некоторые ошибки, ряд недостатков. Какие рамки нужно поставить, чтобы не было тех же ошибок? Мы ожидаем от них соблюдения четырех-пяти принципов. Во-первых, никогда не прибегать к насилию. Независимо от того, кто прибегает к насилию, мы целым народом встанем против них. Во-вторых, не обвинять в ереси или богохульстве. То есть не думать, что только они правы, и обвинять в неверии тех, кто не верит и не думает так, как они. В-третьих, не отчуждать. В-четвертых, не сходить с главного пути ислама, то есть науки. В-пятых, избегать культа личности. То есть не ставить людей на место истины. Вечные истины не строятся на смертных личностях.
«Открыв сердца друг другу, мы должны начать кампанию милосердия...»
Программу председатель Гёрмез завершил со следующей дуа: «Открыв сердца друг другу, мы должны начать кампанию милосердия. Своим сплочением, единством и братством мы сможем преодолеть зло, которое пытается завладеть нами изнутри и извне. Начало года и конец года являются для всех временем самокритики. Еще до дня, когда все предстанет перед Аллахом, каждый из нас должен провести самокритику и оценить свои деяния. Пусть Всевышний Господь поможет нам устранить зло, охвативший весь мир, и оставить лучший мир для детей!»