Председатель Управления по делам религии Гёрмез выступил на 9-й конференции послов

 
Председатель Управления по делам религии профессор Мехмет Гёрмез выступил перед послами на 9-й конференции послов.    
Свою речь на 9-й конференции послов, организованной в гостинице Marriott, председатель Управления по делам религии Гёрмез разделил на следующие заголовки: «Отношения между религией, государством и обществом в глобальном мире и исламофобия», «Исламский мир в поиске себя, глобальный терроризм и спираль насилия» и «Управление по делам религии и религиозное образование, и религиозные услуги за рубежом».
Речь председателя Гёрмеза о событиях в исламском мире и его выводы относительно западного мира выглядят следующим образом:
«Религия является наиболее древней реальностью человеческой истории...»
Будучи разумным существом, человек со дня своего сотворения задается такими вопросами как цель сотворения, суть сотворения и Творца, смысл существ и существования, начало и конец сотворения, источник нравственности и счастья, судьба человека после смерти.
Все философские системы искали удовлетворительные ответы на эти вопросы. Человечество всегда находило наиболее удовлетворительный ответ на эти вопросы в религии.  По этой причине религия всегда существовала с первым человеком, как наиболее древняя реальность людей и обществ.  По мнению всех божественных религий, первый человек является так же первым пророком. И все люди являются детьми Адама. История цивилизации является так же историей религии. Религия (дин), Медина и цивилизация (медениет) являются тремя неотделимыми понятиями от одного корня.  Когда мы уберем религию из истории цивилизации, останется не так уж и много во имя культуры, мысли, философии и искусства.
Словом, религия является наиболее древней реальностью человеческой истории.  В истории были бесчисленные религии и верования, но последние три религии больше всех повлияли на судьбу человечества: иудаизм, христианство и ислам.   История показывает нам, что когда люди правильно понимают и практикуют религию, то она становится столь же естественной, как вода и воздух, освещает их горизонт и дает им счастливую жизнь как высоконравственные люди.  Когда ее неправильно понимают и практикуют, то она разрушает весь человеческий потенциал и становится самым большим препятствием для ума и жизни.
«Западное просвещение является продуктом атмосферы обожествления человека и противопоставления божественному...»
Наиболее ярким примером этого стало Просвещение на Западе. Вместе с Просвещением на Западе началось отдаление от религии. Есть много причин этого, но главной является отчуждение человека религией в средневековом Западе. Философией Просвещения является поиск Западом самого себя. Этот поиск создал гуманизм, который ставит человечество в центр в ответ на его отчуждение теологией, которая в течение многих столетий отошла от сути и была сформирована вмешательством человека. Это почти обожествляло человека и превратилось в противопоставление человека божественному.  Западное Просвещение и основанная на нем современность являются продуктами такой атмосферы.  Эта атмосфера дошла до того, что, боже упаси, не побоялась объявить о смерти Бога и конце религии. 
Теории, которые предсказывали, что религия как социальный институт отступит в связи с современностью и господство религиозных институтов и символов над обществом исчезнет вместе с социальными, культурными, интеллектуальными и научными разработками.  Теории, которые утверждали, что человечество уверенно идет к модернизации и рационализации под руководством просветленного ума, его разум будет очищен от всех видов метафизической и мистической мысли, освободится от всех традиционных обществ и информационных структур, которые ограничивают его свободу, религия потеряет свою социальную значимость и будет заключена в рамки совести и личной жизни человека, утратили свою старую привлекательность.  Мнения об ослаблении верности религиозным учениям и участия в религиозных организациях и структурах больше не выражают социальную истину.  Очевидно, что не сбылись предсказания о том, что религии потеряют силу и привлекательность.  Религия, несмотря на все усилия, не покидала умы людей.
«Современность, в которой развивается процесс секуляризации, стала гнездом для новых религиозных движений и групп в процессе инкубации...»
Секуляризм, влиятельная сила в девятнадцатом веке, в двадцать первом веке вступила в полосу спада.  Против бреда Ницше «Аллах умер» громким голосом повторяется признание «Аллах не умер» и вера в Него становится все сильнее. Сегодняшняя ситуация напоминает «возвращение» святости» (Дэниел Белл) или «возрождение религии».  Постоянно появляются новые форматы и проявления религии, религиозности и духовности. В настоящее время все социальные, политические и религиозные события, которые мы наблюдаем во всем мире, являются показателем того, что место этим теориям – пыльные полки.
Вкратце, поиск смысла человечеством продолжается, человеческая душа, не удовлетворенная материальными вещами, стремится к духовности, так же продолжается всей своей глубиной и необходимость верить и присоединиться к трансцендентному.
Религия встретила первый квартал XXI века как восходящая ценность. Одним из важных признаков того, что тезис об исчезновении религии является лишь иллюзией, служит то, что помимо основных религиозных движений появляется множество новых религиозных форм, движений в форме, стиле и бесконтрольности, которые способны стать им соперниками. Со времени Просвещения, современность, в которой развивается процесс секуляризации, стала гнездом для новых религиозных движений и групп в процессе инкубации.
«Не надо заблуждаться, что из-за своих светских и либеральных взглядов церковь на Западе утратила свою репутацию...»
В этом контексте, прежде чем переходить к событиям в исламском мире, я хотел бы поделиться с вами несколькими замечаниями о западном мире.   Не надо впадать в заблуждение, что из-за своих светских и либеральных взглядов церковь, которая является традиционным, фундаментальным и укоренившимся учреждением главной религии на Западе, утратила влияние и почет в обществе.  Не надо ошибочно считать, что с принципами «рациональности, индивидуализма и равенства», которые являются тремя всадниками современности, уменьшилось влияние религии на общество на Западе.  Уменьшение числа верующих в Бога и спад день ото дня в числе посещающих церковь не означает, что церкви закрылись. Многие западные жители понимают, что, даже если они не религиозны, или даже не верующие, их ценности основаны на религии.  Опять же, число тех, кто платит церковный налог, хотя и не верит, никак не является низким. Большинство воспринимает культуру и обычаи церкви как часть своих традиций, видят церковные здания как красивые, эстетические и спокойные места, и хочет сохранить культурное и религиозное наследие церквей как великолепные и драгоценные архитектурные символы.
Однако, так же очевидно, что секуляризация имеет определенное влияние и на церковь.  Сегодня церковь и ее филиалы продолжают существовать как законные и работающие на конституционном фундаменте учреждения современных западных обществ, но нет никаких сомнений в том, что по сравнению с ее блистательным прошлым все-таки идет регресс.  Массовые и организованные мероприятия, которые нужны для продолжения эффективной и привилегированной позиции церкви, требуют серьезных финансовых затрат, толкая ее на поиск новых финансовых ресурсов.  По мере того как количество церковных прихожан уменьшается день ото дня, доходы от церковного налога также резко снижаются. Спад в почитании христианских ценностей в обществе является еще одной причиной, которая заставляет церковь серьезно задуматься.  Таким образом, двадцать первый век несет для церкви серьезные проблемы.    
«Запад произвел  «другого», чтобы скрыть этнические, межконфессиональные и сектантские разделения внутри себя.  Этим «другим» являются ислам и мусульмане...»
Еще одним моментом, который следует подчеркнуть здесь, является то, что религия является ключевым элементом национальной, этнической и культурной идентичности.
Ведь сегодня христианство и его институты являются самыми мощными актерами, которые питают идентичность Запада.  Придающая смысл, узаконивающая, устанавливающая нормы и порядок сила христианства, несмотря на все навязывания модернизма, по-прежнему влияет на западное общество.  Это влияние глубоко ощущается во всех сферах жизни, от семьи до социальных отношений, от экономики до политики, от искусства до спорта.  Таким образом, для понимания западного общества и культуры по-прежнему важно понимать их религию.
На этом этапе важно отметить, что религия на Западе, которая до сих дает почувствовать себя даже в самых тонких областях, создало «другого», чтобы скрыть этнические, межконфессиональные и сектантские разделения внутри себя.  Этим «другим» является ислам и мусульмане. Создание идентичности, сформированной на исламе и мусульманах, произвело, опираясь на старые исторические враждебности, виртуальный страх, «исламофобию».
На самом деле, исламофобия является проектом отчуждения с многогранными, сложными, темными, экономическими, политическими и культурными целями, с корыстными связями. Ориентализм, эквивалентный дате Просвещения, содержит не только сферу научной деятельности, но и большой политический ум.  Сегодня те, кто пытается создать конфликт между делением на шиитов и суннитов или другими сектантскими различиями, используют востоковедческие знания в качестве оружия.
Единственной изобретательностью проекта исламофобии, который берет воду из земель невежества и необоснованных предрассудков, является сеяние семян ненависти, мести, расизма, дискриминации и ксенофобии среди обществ земного шара.  Это, в свою очередь, служит цели глобального терроризма.
«Сегодня религиозные привязанности и идентичности в исламском мире определяются заново...»
Что касается исламского мира, я должен в первую очередь заявить, что процесс возрождения религии в исламском мире развивается по-другому, чем на Западе.  Сегодня религиозные привязанности и идентичности в исламском мире определяются заново.
Сегодня у нас есть больше причин для создания цивилизации, которая снова соединяет мусульманские народы со смыслом ислама и дает человечеству надежду. Четырнадцать веков назад досточтимый Пророк Мухаммад (с.а.с.) стал надеждой для всего человечества с новым словом, то есть Кораном, в темной среде племенных войн, отсутствии гарантий для жизни и имущества, захоронении девочек живыми, распространении зверств и ужасов.  Это слово, то есть Коран, которому власть имущие сначала противились, в короткое время распространилось с уверованием угнетенных людей, рабов, крестьян, женщин и молодых людей, и сформировало в Ясрибе общество, основанное на вере и нравственности.   Ясриб как первый город цивилизации превратился в Медину. 
Пророк ислама, который был послан, чтобы дополнить красивую нравственность и милость для миров, как и свои предшественники, напомнил человечеству о причине его существования и пригласил людей быть людьми. Религия ислам, которая основывается на извещаемом им Коране и сунне, являющейся уникальной моделью жизни, в историческом процессе никогда не развивалась с однобоким толкованием.  В истории исламской мысли всегда существовал поиск истины, и во времена средневековья на Западе, богатая исламская мысль проявила себя во всем исламском мире.  Такова Андалусия, которая очаровала Запад как центр притяжения.  Такова Бухара и таков Самарканд; они являлись центрами знаний и мудрости.  Таков Багдад - колыбель мира и цивилизации, содержащий  в себе богатство самых различных элементов.
«Как просто и легко всегда искать причины происходящего в мире ислама во внешнем мире, так же легко и просто привязывать происходящее только к религии и мазхабу...»
На сегодняшний день значительная часть исламских земель превратилась или превращена в географию раненого сознания, поврежденного духа, смертоносных идентичностей, разорванных сущностей.  Эта география, столкнувшаяся с с огромнейшим ущербом и разрушением из-за бесконечных войн и терроризма, стала свидетелем действий фанатичных меньшинств, которые ставят свою этническую и сектантскую принадлежность выше религиозной принадлежности, по зверскому разделению, расколу, отчуждению, изгнанию, дискриминации, демонизации и объявлению неверными без всякого на то человеческого, религиозного, нравственного и законного основания.  Как просто и легко всегда искать причины происходящего в мире ислама во внешнем мире, так же легко и просто привязывать происходящее только к религии и мазхабу. Когда происходит насилие со ссылкой на религию и мазхаб, взоры сразу же обращаются на служителей религии, богословов и Управление по делам религии.
«Неужели те, кто ждет усилий от служителей религии в попытке очистить мир от насилия и террора, думают, что мы преуспеем, когда продавцы оружием, политики, командиры и профессионалы насилия продолжают отдавать приказы на беспорядок, террор и смерть?»
Как служители религии, мы можем молиться за мир, можем стремиться очистить наши сообщества и наши народы от враждебных чувств, и, конечно, стремиться утешить тех, кто пострадал в результате пожара.
Неужели те, кто ждет усилий от служителей религии в попытке очистить мир от насилия и террора, думают, что мы преуспеем, когда продавцы оружием, политики, командиры и профессионалы насилия продолжают отдавать приказы на беспорядок, террор и смерть?
Может за пролитой кровью, разграбленным богатством народов и стран лежит неуемный аппетит жадных мировых сил?
Можем ли мы действительно заставить других поверить, что все войны и террор из-за отсутствия толерантности или терпимости?
Но кто, прежде всего, заставит поверить в это?
Что никогда на земле не было колониализма, что жадные до серебра, нефти и урана торговцы оружием не натравляли страны и народы друг на друга, а все происходило только из-за религиозного фанатизма, что только из-за него напряженность, конфликты, войны и террор!  Да, неужели?!
Фанатичная религиозность, фундаментализм и радикализм, враждебные чувства между религиями и мазхабами... Если бы всего этого не было, то не было бы войн и террора?
Кто поможет нам поверить в это?
Кто бы поверил нам, даже если мы говорили об этом?!
Если служители религии обманывают, то как религия может позволить себе быть инструментом для этого обмана? 
Какой искренний верующий может поверить в то, что вера и нравственность действительно могут вызвать зверства!
Нужно, конечно, кричать, что мы против экстремизма, насилия, войны и террора? Хорошо, но этого достаточно?
«Религиозный фанатизм, несправедливость и бедность являются лишь одними из приманок в террористическую ловушку для убеждения людей с ущемленным достоинством...»
Я хотел бы открыто спросить: Намного ли опаснее в нашем мире религиозный фанатизм, религиозный радикализм, враждебность между религиями и мазхабами чем несправедливость, бедность, лишение прав человека, необразованность и толкание на преступление, которые созданы эксплуатацией и разграблением ресурсов?
Нужно ясно понимать, что религиозный фанатизм является лишь одной из приманок в террористическую ловушку; что радикальная или фундаменталистская интерпретация религиозных убеждений, ценностей и идентичностей, использование религиозной нетерпимости в качестве оружия, несправедливость, бедность и лишение человеческого достоинства, созданные глобальной эксплуатацией и грабежом народов и сообществ, являются простым оружием для убеждения людей с ущемленным достоинством!
Говоря обо всем этом, как ученый и как председатель Управления по делам религии, я не ухожу от проблем и не избегаю важных вопросов, возникающих в связи с вводящими в заблуждение толкованиями, искажением понимания ислама, теологиями хаоса, воспроизведенными во имя религии. Я коснусь не всех, но лишь некоторых из них.
Есть одно из новоявленных религиозных проявлений нашего времени, которое навело тень на универсальное понимание права и справедливости ислама, на послание любви, сострадания и милосердия, остановило его продвижение к цивилизации, вызвало формирование исламофобии в западном мире, и стало координационным центром взглядов и интересов, стремящихся создать столкновения между цивилизациями.
После больших страданий, потрясших религиозные и культурные линии разлома исламского мира, таких как раздел и колонизация Африки, вторжение в Афганистан, войны в Боснии и Чечне, войны в Персидском заливе и вторжение в Ирак, распад Ливии и Сирии и внутренние войны в этих географических регионах, это понимание превратилось в идеологию освобождения раненого сознания, жертв и угнетенных идентичностей, которые выросли в тени колониализма, насилия, войны, оккупации и отставания, и молодых поколений, чье наличие и идентичности на Западе просто игнорировались, ради которого они умирали и зверски убивали других людей.
«Понятия, которые ставят под сомнение послание сострадания и милосердия ислама, являются самой большой проблемой для исламских обществ...»
Это понимание, которое укрепляет свое существование в проблемных регионах исламского мира, стало самой большой проблемой для религии ислам и исламских обществ по состоянию на сегодняшний день, в сочетании с мыслями, отношением и речью хариджитских элементов, возникших в первых событиях фитны в исламе.  Это понимание должно быть оценено в историческом контексте.
Это понятие, которое не господствовало и осталось маргинальным на протяжении всей истории исламской цивилизации, сперва выражало приверженность всем предшественникам и религиозным текстам, вместе с монгольским нашествием преобразовалось в поле действия и акций.  Позже оно воспользовалось ослаблением власти, которое возникло во время распада Османского государства; во время Первой мировой войны получило политическую власть с внутренними и внешними факторами и установило господство в арабской географии, а в некоторых созданных государствах стало государственной идеологией.
«Понимание, которое объявляет неверными тех, кто не верит в его истины и религиозное понимание, начало считать борьбу со всеми верованиями и сектами вне себя за джихад...»
Обладатели этого понимания даже не осознают, что свои собственные истины, которые они приняли под влиянием современности, приписывают первым трем благословенным поколениям. Это понимание, которое объявляет неверными тех, кто не верит в его истины и религиозное понимание, запросто игнорируя принцип главного пути ислама на протяжении всей истории «ахл-и кибла не объявляется неверующими», начало считать борьбу со всеми верованиями и сектами вне себя за джихад.  Согласно им все проблемы, с которыми столкнутся мусульмане до самого конца света, были решены первыми поколениями мусульман, и потому Коран и сунна, а также методы для понимания религии, уделяющие внимание разуму, мнениям и иджтихаду, не являются истинными и действительными.
Это понимание противопоставляет себя разуму, иджтихаду и мнениям, считает религиозное понимание и восприятие состоящими из трудов и традиций предшественников, и тем самым очистило источник исламского знания от проницательности и опустило до уровня преданий. В соответствии с этим пониманием мазхабы, которые вместо обращения непосредственно к нассам следуют различным способам в фикхе, и все школы мысли, которые создают цивилизации на протяжении всей истории, являются нововведением, а все суфийские школы, которые несут в себе весь глубокий религиозный опыт нашей традиции познания Господа, являются людьми заблудшими.
«Это понимание, которое воспринимает религиозные тексты как текст закона, игнорирует мудрость и цель в них, создало монополию на истину, идентифицируя свою собственную интерпретацию непосредственно с религией...»
В этом понимании все обители, места сбора, усыпальницы, исторические памятники являются элементами ширка, подлежащими сносу и уничтожению. В этом понимании нет места и ценности науки, искусства, эстетики, литературы, риторики и архитектуры, которые исламская цивилизация создала как проявление имени Аллаха «Джамаль».
Это понимание, которое воспринимает религиозные тексты как текст закона, игнорирует мудрость и цель в них, создало монополию на истину, идентифицируя свою собственную интерпретацию непосредственно с религией. Это понимание, которое понимает Коран буквально и прямо, и имеет формальную и поверхностную связь с сунной, противопоставляет даренную Аллахом ум и способности божественным откровениям, монополизировало ахл-и сунну, представляющую основной путь ислама на протяжении всей истории, оттолкнуло все остальные мазхабы и подготовило почву для сектантских конфликтов, и стало служить политической инженерии, преследующей конфликты внутри цивилизации.
«Из-за этого понимания, которое создает страх для религиозных меньшинств, ислам начал отождествляться с насилием и террором...»
Это понимание, которое обрекло религию на формальность, привело к потере нравственных чувствительностей, таких как искренность поклонения, отражение любви Аллаха на сотворенных как сострадание, любовь к сотворенному из-за Творца, избегание возможности потревожить и доставить неудобство для других; во имя религии произвело только угнетение, насилие, жестокость, ужас и зверства.  Ислам является религией мира и покоя, но, к сожалению, из-за этого понимания, которое создает страх у людей Писания и других религиозных меньшинств, которые с самого начала считались наследием исламской цивилизации и живут с мусульманами в рамках морали и права, она стала отождествляться с насилием и терроризмом, а земли ислама стали отдаляться от бытия землями мира и безопасности.
Это движение и понимание опустило джихад, что является приложением верующего всех усилий на пути Аллаха, почти до «современной военной доктрины».  Таким образом, оно уничтожило возможность преподнесения и презентации, понимания и разъяснения ислама как религии любви, мира, милосердия и справедливости; постепенно превратилось в спираль фанатичного насилия, в результате чего ислам и мусульмане стали признаваться как источник фобии в других регионах, особенно на Западе.
«ФЕТО организовала школы во всем мире, чтобы служить колониальной деятельности и воспитывать колониальную интеллигенцию...»
Другим феноменом, который необходимо подчеркнуть, является особенно ФЕТО-подобные религиозные структуры, возникающие с утверждением о спасении всего мира и действующие с манерой миссии, преследующей мега идеалы.  Известно, что эти виды структур также наблюдаются в истории церкви, которая началась с периода колониализма и остается очень влиятельной в наши дни.  Такие движения, которые вряд ли могут защитить себя от международных политических сил, действуют на основе другой повестки дня.  Эти структуры, которых трудно оценить, потому что их отношения и функционирование не являются прозрачными и правовыми, кажутся невинными на первый взгляд с хорошими намерениями.  С попыткой предательского переворота и оккупации 15-го июля ФЕТО ясно показала, что является глобальным проектом зла.  ФЕТО организовала школы во всем мире, чтобы служить колониальной деятельности и воспитывать колониальную интеллигенцию. Она не учила бедных и детей бедных.
«В этих личностно-центрированных движениях ради завоевания жизни после смерти отключается разум и откровение, культурой слепого повиновения берется под контроль воля человека...»
Эти движения создаются вокруг одного человека, со временем превращаются в структуру, дискурс, цель и еще большую цель.  В этих движениях, где даже религиозные ссылки и борьба пророков обретает более инструментальное измерение, ориентированность на большую цель становится еще большой целью.  Эти структуры, которые в борьбе против движений и формирований вне самих себя считают все способы приемлемыми, придают большое значение адаптации к любой среде и скрытности.  В этих личностно-центрированных движениях ради завоевания жизни после смерти отключается разум и откровение, культурой слепого повиновения берется под контроль воля человека.
«Согласно исламу, истина не находится в монополии кого-либо...»
Должно быть известно, что в соответствии с исламом, истина не находится в монополии кого-либо.  Задачей верующего не является видеть истину в своих руках и приглашать людей на свою истину, а всегда быть на пути истины. Конечно, ислам хочет единения на основе морального принципа в рамках взаимопомощи и солидарности, а также объединения мусульман в общей цели и общем идеале.  Тем не менее, Коран запрещает разделение на секты и группировки, как в христианстве и иудаизме, высокомерную и безразличную религиозность, которая отрицает право других на рай. Приглашение и извещение ислама очевидны.  Законную цель никогда не достичь с незаконными методами. Обман, шантаж, махинация и распри никогда не одобряются исламской моралью.  Ислам считает распри хуже войны. Ислам хочет, чтобы религию приписывали не людям и пониманиям, а Аллаху, и все действия – ради Его одобрения.
«Самым сложным препятствием перед усилиями по созданию новой Турции является традиция, которая несет в себе все культурные обретения, включая и религию...»
В этом контексте я хотел бы обсудить с вами бесспорный и наиболее представительный орган религиозной жизни – Управление по делам религии, и поделиться некоторыми своими пожеланиями.
Турецкая модернизация, которая сегодня для многих из нас может быть описана как парадоксальная модернизация, в ее начальных стадиях нуждалась консенсусу многих противоречивых взглядов на отношения между религией и государством.  Опять же, если мы обратимся к историческим данным того анализа сегодня, то посчитали бы их весьма странными, но нашли бы много убедительных примеров.  Самым сложным препятствием перед усилиями по созданию новой Турции, тесно связанной с популярными западными ценностями, для кого является сама религия, а для кого-то традиция, которая несет в себе все культурные обретения, включая и религию.  О том, что традиция является собранием элементов, которые тесно вплетены в нашу жизнь, у нас нет никаких сомнений.
«Мы затрудняемся понять истины того периода, того времени из-за барьеров, которые установили в своем сознании о периоде создания Республики...»
Сегодня, к сожалению, мы затрудняемся понять истины того периода, того времени из-за барьеров, которые установили в своем сознании о периоде создания Республики.  Не только наши официальные историки, но и даже ученые в разных отраслях социальных наук академической жизни, которые трезво пишут о прошлом, не предприняли никаких попыток не только разобраться в этом периоде шаг за шагом, но и даже просто понять его. К сожалению, и наши ученые, и вся наша интеллигенция страдают от этого. Должен признаться, что и наши уважаемые алимы не объяснили этому славному народу, что пытаются прояснить этот вопрос.
В самом деле, если Управление по делам религии является организацией, учрежденной для удержания данной религии, ее контролирования или защиты от якобы нападений от нее, то кто-то должен нам объяснить это.
Необходимо в полнейшей ясности уточнить обязательства ныне покойных и Мехмета Акифа, и Элмалылы Хамди Языра, которым были поручены работы по смысловому переводу и толкованию Писания. Невозможно отрицать ряд проблем, никто не может закрывать на это глаза, но кто-то должен объяснить, почему покойному Ахмеду Наиму была поручена работа Теджрид-и Сарих Терджеме.
Мы сегодня спокойно пользуемся ими, и они, как толкование Элмалылы Хамди Языра «Хак дини Куран дили», так и перевод хадисов Ахмеда Наима, являются нашим достоянием. Нет никаких сомнений в том, что в 80-летней истории    Республики эти книги создали сильную связь с достоверными исламскими достижениями.
«Управление по делам религии является не только учреждением с религиозными толкованиями и бытием над мазхабами, но и «побережьем здравомыслия», где может найти спасение каждый здравомыслящий человек...»
Очевидно, что сегодня Управление по делам религии является не только учреждением с религиозными толкованиями и бытием над мазхабами, но и «побережьем здравомыслия», где может найти спасение каждый здравомыслящий человек.
В этом контексте, я думаю, что неправильно интерпретировать разницу между мнением тех, кто считает, что Управление по делам религии является светским учреждением и играет роль надзорщика над религией, и подходов, отдающих приоритет институционализации религии в рамках развивающихся условий, не принимая во внимание реалии Турции.
Эта картина, которую я пытаюсь представить вам, показывает, что сегодня мы сталкиваемся с совершенно новой картиной, с точки зрения религии и дипломатии. В этих рамках бытие нашего Управления по делам религии, а также его работа и проекты становятся еще важнее.
Управление по делам религии, основной миссией которого является удовлетворение религиозных потребностей времени и общества с правильной, обновленной и актуальной информацией в свете основных источников исламской религии, просвещение общества по вопросам веры, поклонения и нравственности, со дня основания 3 марта 1924 года по сей день продолжает сегодня с той же решимостью и старательностью выполнять взятую на себя миссию в рамках разрабатываемых услуг, планов, политики стратегий. Сегодня эти услуги осуществляет, как внутри страны, так и за рубежом, квалифицированный персонал, впитавший в себя миссию Управления и оснащенный знаниями, опытом и навыками, способными удовлетворить потребности общества.
Я должен особо подчеркнуть, что эта задача является сознательной деятельностью извещения, направленной на обеспечение покоя и счастья нашего народа с помощью всех средств, без отдаления от сути религии. Наше учреждение продолжает настойчивый поиск в деле воспитания высокообразованных и готовых служить религии кадров, которые будут давать отпор предвзятым и идеологическим подходам, рассматривающих религию, с точки зрения ее сущности и природы, сферой всевозможных проблем.
«Управление по делам религии является глобальным учреждением, которое прошло значительный путь в деле становления спасителем духовной жизни мусульман во всем мире...»  
Мы уделяем большое внимание тому, чтобы эти кадры впитали в себя наследие достоверных знаний, в свете исторического опыта могли понимать сегодняшние условия, знали как обращаться к умам, сердцам и совести, умели придумывать и реализовывать социальные проекты, обладали полным осознанием профессиональной принадлежности и навыками служения гидом для молодых поколений, разъясняли послание милосердия, были уверенными в себе и мужественными служителями религии.
В связи с этим наше Управление, которое не игнорирует социальные изменения и различия, глобальные события, межкультурное взаимодействие, различные религиозные интересы, интерпретации и требования, осознает, что является мостом между религией и жизнью, обществом и государством, и решительно настроено продолжать, учитывая пожелания нашего народа, разрабатывать услуги, планы, политику и стратегии, предпринимать необходимые шаги в сфере своей ответственности и принимать решения.
Наше Управление, которое было создано с целью установления живой, экзистенциальной связи нашей Республики с религией и религиозной жизнью, и чьи границы служения определены законами, с осознанием большого греха равнодушия к трагическим событиям, происходящим в исламской географии в последние десятилетия, пересмотрело стратегию своего служения. Еще одной причиной такого пересмотра заключается в том, что сегодня мы стали большим учреждением со многими пунктами связи и обслуживания в 120 странах. Сегодня Управление по делам религии является глобальной организацией, которая достигла важных успехов на пути становления духовным «спасительным кругом» для мусульман всего мира за счет своего потенциала и разнообразия услуг, транснациональной институциональной силы, видения, цели и обширности знаний и опыта.    
«Управление по делам религии является движением знаний, добра, блага и красоты...»
С таким осознанием ответственности, наше Управление по делам религии ставит своей целью развить сеть услуг, которая будет идти в ногу со временем, ценит жизнь человека и общество, имеет принцип распространения мораль  право сосуществования с разными вероисповеданиями, охватывает как Запад, так и Восток, и, наконец, не ставит свой мазхаб выше религии. Основным параметром этой цели является встреча ума с откровением, комбинации ахл-и бейта и суфийской традиции с 72 народами. Несомненно, в этом сложном и святом пути нашу дорогу освещают, согревают наши души и воодушевляют нас наставничество таких духовных личностей как Мевлана, Ахмет Ясави, Хаджы Бекташ Вели, Юнус Эмре.
Для того чтобы быть достойными чести быть слугой исламской религии, которая считает разнообразие рас, языков и цветов человечества богатством, и ее собеседника – человечества, наше Управление всегда стояло, стоит и будет стоять стойко против любой системы, идеологии, формирования и так называемых религиозных движений, которые строят барьеры между рабом и Аллахом, сеют мести и ненависти, топчут человеческие, нравственные и духовные ценности, порабощают человека.
В свете принципов, о которых я вкратце рассказал выше, наше Управление по делам религии распространило, без всякого преувеличения, все запланированные услуги и свое понимание служения на Азию, Африку, Северную и Латинскую Америки, и в частности на Европу.  При этом цель оно никогда не преследовала миссионерские цели и не отдалялась от срединного пути и умеренности. Прежде всего, будучи государственным учреждением, Управление никогда не вмешивалась и не позволяла вмешивать себя в политику, и впредь не позволит такое. В этом смысле Управление по делам религии не является ни мягкой силой, ни грубой силой государства. Если нужно определение, так Управление по делам религии является движением знаний, добра, блага и красоты.  Внести свой вклад в покой и счастье на земле по мере своих сил и возможностей. 
«Наше Управление, вместе с Фондом Управления по делам религии Турции, протягивает свою руку помощи нуждающимся людям во всем мире...»
Сегодняшние события в исламском мире, особенно в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Африке, которые глубоко ранили нас, в разы увеличили значение нашего Управления.
Кроме того, если принять во внимание глобальный масштаб экономических кризисов, стихийных бедствий, нищеты, голода и холода, социальной стихийности, глобального терроризма и войн, которые затрагивают все человечество, это значение становится еще большим. В рамках этой деятельности наше Управление вместе со своей дочерней организацией, движением добра и благотворительности, Фондом Управления по делам религии Турции, помимо услуг духовного наставничества протягивает руку помощи нуждающимся людям во всем мире. При этом оно не принимать во внимание сектантские, расовые, региональные принадлежности.
«Самыми высшими ценностями мусульман являются противостояние всем видам лишения прав и свобод, оккупации, эксплуатации и насаждения...»
В качестве последнего слова давайте скажем следующее: Самыми высшими ценностями мусульман являются противостояние всем видам лишения прав и свобод, оккупации, эксплуатации и насаждения. Такие ценности, как справедливость, равенство, солидарность, независимость и свобода, которые защищают человеческое достоинство, никоим образом не могут быть нарушены или проигнорированы. В любых условиях и при любых обстоятельствах наша религия отрицает месть, ненависть, враждебность, и отказывается быть их инструментом и вассалом. Любое понимание, любой менталитет, который признает терроризм и джихад способом создания хаоса и беспорядка, как средство массового убийства, является девиантным и не имеет никакого отношения к религии. Проклинается притеснение, подавление и убийство приверженцев разных убеждений и верований, членов  различных мазхабов во имя религии. Этому нет места в нашей религии.
«Сегодня на земле продолжается систематическое развращение ислама руками самих мусульман...»
И напоследок, на сегодняшний день на земле продолжается систематическое развращение ислама руками самих мусульман. Ускорились действия по опустошению понятий исламской религии, дискредитации ее ценностей, эксплуатации религиозных и благотворительных чувств мусульман. Таким же образом непрерывно продолжается практика обмана мусульман мусульманами через подставные организации, угнетение, притеснение и убийство мусульман мусульманами.
Нет никаких сомнений в том, что перед представленной вам картиной смысл, важность и ответственность нашего Управления, являющегося движением мира, любви, добра и благотворительности, увеличились еще больше. Я еще раз благодарю вас за любезное приглашение, желаю вам успехов в вашей работе, и приветствую каждого из вас с уважением и любовью.
 
Для полного текста выступления председателя Управления по делам религии профессора Мехмета Görmez на 9-й Конференции послов нажмите здесь.